На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Сергей Андросов
    Зачем? Кизяк на поля вывозить?Командующий ВМСУ:...
  • Татьяна Кибишева
    Дура !!! От добра добра не ищут и за перебор Бог даёт недобор!!!Письмо: "Нравится...
  • Леонид Никитин
    Хохлы с помощью англосаксов и суда наши топят и аэродромы долбают и уже до НПЗ в Татарстане добираются, а мы всё воюе...Комбинированный у...

Приватизация 2.0 или зачем Минфину отдавать госсобственность в частные руки

alt

Уже несколько месяцев в России не утихают споры: нужно ли продавать активы государства, и зачем руководство Минфина и Центробанка активно толкают страну к новой масштабной приватизации. Шанс на развитие или очередное «кидалово»? Пробуем разобраться.

Первым о возможности нового витка приватизации в России заявил глава ВТБ Андрей Костин.

Суть мысли Костина проста: стране нужны дополнительные источники дохода. Чтобы влить в экономику необходимые средства, нужно проводить приватизацию, наращивать госдолг и распределять бюджетные расходы в соответствии с первостепенными нуждами страны.

По мнению Костина, приоритетными направлениями траты поступающих от приватизации денег должно стать развитие новых транспортных коридоров с инфраструктурой, запуск новых отраслей промышленности с использованием импортозамещенных технологий, а также развитие военной промышленности. Сразу же обозначились и наиболее вероятные цели приватизации: доли в «Транснефти», РЖД, Почте России, непрофильные активы «Ростеха» и «Росатома», а заодно и коньячные заводы.

Будет как в 90-е?


Естественно, предложение приватизации стало триггером раздражения народа, помнящего ваучеры, залоговые аукционы и другие атрибуты разбазаривания государственной собственности в 90-е годы.

Идею восприняли в штыки многие экономисты. Например, аналитик Михаил Хазин в своем интервью очертил круг интересантов новой приватизации: «2-3 миллиона человек в нашей стране, которые точно знают, что это единственный способ заработать. Они не умеют работать, они не умеют заниматься экономикой государства, они не умеют отвечать за государственные проблемы. Единственное, что они умеют - это приватизировать и получать
за это откаты».

Даже среди экспертов такое мнение не уникально, а среди простых обывателей термин «приватизация» прочно укоренился по соседству с «воровством».

На прошедшем Петербургском экономическом форуме сторонники концепции новой приватизации как могли пытались убедить собравшихся, а порой, возможно, и самих себя в том, что передача государственной собственности в руки бизнеса — благо для страны.

Глава Центробанка Эльвира Набиуллина и помощник президента Максим Орешкин идею Костина ожидаемо поддержали. По мнению Набиуллиной в стране есть имущество, которое можно приватизировать без ущерба стратегическим интересам, а Максим Орешкин уточнил, что он за то. Чтобы передать только ту часть государственных активов, которые используются неэффективно и не просто так, а с выгодой для бюджета.

На первый взгляд такое предложение выглядит логично, но остаются вопросы: кто будет оценивать эффективно используется то или иное госимущество, или нет? Что считать выгодной сделкой для государства? Ведь если есть убыточное производство, даже бесплатную отдачу в частные руки можно обосновать «выгодой для бюджета».

Другие эксперты, например, директор по коммуникациям российской майнинговой компании BitRiver Андрей Лобода отмечает, что российские активы сейчас недооценены из-за той ситуации, в которой оказалась страна, а следовательно, и эффект от продажи будет не столь существенным. Спешка же, с которой эти идеи продвигаются в массы, лишь вызывает больше недоверия к Приватизации 2.0.

А может все не так и плохо?


С логикой сторонников приватизации трудно спорить. Действительно, государственные предприятия в теории должны быть менее эффективными, чем частные компании, которые быстрее реагируют на изменения рынка, подстраиваются под нужды клиента, а их владельцы лично заинтересованы и мотивированы развивать свой бизнес.

С другой стороны, продав 20% акций той же «Транснефти» государство не утратит контроль над активом, но сможет привлечь в экономику предприятия необходимые сейчас средства. Даже с учетом настороженного отношения инвесторов и, возможно, не самой высокой цены на активы, поступления в бюджет будут явно больше, чем от приватизации госимущества за последние лет 10.

Есть и еще один мотив, почему власти решились говорить о распродаже активов именно сейчас. После того, как российская экономика попала под многочисленные санкции, выводить средства за рубеж стало значительно труднее. Речь не о паре тысяч долларов, а о куда более значительных суммах, которые раньше оседали у европейских и американских застройщиков или судостроительных компаниях, занимающихся созданием суперяхт.

Деньги у российского бизнеса есть, а вложить их некуда. Выход крупных российских компаний на IPO мог бы придать импульс обеспеченным потенциальным инвесторам. По некоторым данным, за последние годы в России появилось порядка 20 млн частных инвесторов, торгующих акциями на Мосбирже. При этом, доля государства в перспективных для приватизации отраслях превышает 60%. Идеальный расклад для того, чтобы влить в экономику средства, достаточные для качественного рывка вперед.

Гладко на бумаге


Так чего же ожидать обычным россиянам от планов новой приватизации? Привета из не таких далеких 90-х или расцвета экономики? Истина, скорее всего, всегда где-то посередине. Безусловно, часть предприятий, получив дополнительный приток денег, смогут обновить оборудование, запустить новое производство, расшириться или хотя бы продолжить работу не сбавляя темп, что подчас уже само по себе – достижение. Вероятнее всего такая судьба ждет компании, где контрольный пакет сохранится за государством, а инвесторы будут внимательно следить за эффективностью менеджмента.

Сложнее дело обстоит с неликвидной государственной собственностью, которую почти наверняка власти попытаются передать в надежные руки. Крупный бизнес не заинтересован в таких активах, а частные инвесторы и небольшие компании в подавляющем большинстве не способны вдохнуть жизнь в такие угасшие предприятия. Их скорее всего и будут «резать на металл».

Так или иначе, процесс подготовки к Приватизации 2.0 стартовал. Ожидать масштабной продажи госсобственности в этом году точно не стоит. Подготовка активов – процесс долгий. Сформировать перечень объектов, оценить их – задача с которой можно героически справляться и год и два. Скорее всего крупные лакомые кусочки правительство планирует оставить, как вишенку на торте. Пока же государство готово расстаться с небольшими неликвидными объектами. Маркетплейс по продаже такой собственности в Минфине намерены запустить до конца года. Обещают, что каждый может стать инвестором. Остается лишь ответить на вопрос: А точно можно на этом заработать?

Adblock test (Why?)

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх